"Гекатейон" как тип античной скульптуры

Гекатейон

Гекатейон — чрезвычайно интересный тип античной скульптуры, к сожалению, из-за своей специфической природы (небольшой размер — в среднем около 20 см высотой; неопределенность жанра — полурельеф – полускульптура; часто ремесленность исполнения) мало известный даже в истории античного искусства, исключением является лишь дошедший в письменных свидетельствах памятник знаменитого мастера постфидиевского времени Алкамена, стоявший у входа на афинский Акрополь. Судя уже по названию, гекатейон является изображением богини Гекаты, обычно трехглавой, в иногда и трехтелой. Этимология имени ее говорит о том, что она — ипостась двух великих греческих богов, Аполлона Геката и Артемиды Гекаты, «далекоразящих» богов смерти. Это хтоническая богиня — страж, судя по ее многоглавию, какого-то определенного пространства. Загробный мир, по античным воззрениям, был потенциальным вместилищем Хаоса, постоянно грозящим упорядоченному бытию живых. Поэтому предохранить их от его разрушительного воздействия могло божество, имевшее наибольшую власть в мире призраков. Таким божеством и была Геката. Как показал Г. Узенер, троичность образа Гекаты первоначально не имела специфического смысла и являлась сокращенным выражением множественности, т. е. три головы означают, что Геката стережет вверенное ей пространство (город, акрополь, дом, могилу) со всех сторон. Тело Гекаты обычно представлено в виде гермы. Это знак глубокой древности образа, так как сохраняется аниконическая форма простого столба. Сверху герма завершается полосом, венчающим одновременно все три головы. Полос — атрибут богов подземного мира, долженствующих обеспечивать благоденствие на земле. Но вместе с тем полос — это и модифицированный образ колонны, как бы заключающейся внутри гермы и составляющей внутренний стержень всех трех Гекат. Колонна присутствует в гекатейонах вплоть до поздней античности, и ее нельзя истолковать иначе, как древнейший образ божества-дерева, не отмененный позднейшей антропоморфизацией, причем это божество гораздо древнее той карийской богини Гекаты, которая, как считают, появилась в Греции в VI в. до н. э. Это древнее великое божество природы, от которого она произошла и которое уже во II тыс. до н. э. встречалось в изображениях колонн на Крите и в Микенах. Один из ярких примеров здесь - Львиные ворота в Микенах XIV в. до н. э.

Вокруг Гекаты часто встречается хоровод танцовщиц. Их 3 - соответственно тройной сущности божества. Масштаб фигур уменьшен; архаистические одеяния говорят о сохранении в них древней традиции ритуального танца, а полосы с покровами на головах (там, где они есть) — о причастности к хтоническому миру. Кто эти танцовщицы? Они не могут представлять реальных служительниц культа Гекаты, это богини, основным выражением сущности которых является танец. Это могут быть или Хариты, римские Грации, или Горы, «стражи неба и Олимпа», как называл их Гомер. Хариты в иконографии часто встречаются с Аполлоном, но, как показывают надписи, они упоминаются и с Артемидой Гекатой, Горы, же связаны с ипостасью Артемиды Селеной и с Аполлоном-Гелиосом.

Статуя ГекатыТанец характерен двумя признаками: он замкнут — составляет хоровод; он обращен не внутрь, к богине (такой вариант встречается редко), а наружу, к зрителю. В памятниках римского времени, среди которых находится один из лучших гекатейонов — хоровод составляет особенно резкий контраст по отношению к иератическому образу божества. Он должен был восприниматься как непрерывный, ритмический, замкнутый цикл движения, — как «год». «Круговратный» — постоянный эпитет года в античной литературе. Танцовщицы фактически не видят друг друга, но их видит зритель — в постоянной смене их непрерывного круговрат- ного движения. Танец - время дополняет образ Гекаты — стража пространства. Поэтому тип гекатейона с хороводом, возникший в начале эпохи эллинизма, соединяет в себе идею пространства и времени — в образе божества, охраняющего организованное бытие человека. Одновременно гекатейон с хороводом воплощает и сам образ такого бытия — постоянного в его вечном движении.

Еще до появления данного типа скульптуры аналогичные представления существовали в искусстве греков. Статуэтка богини из Лувра, ок. 700 г. до н. э — ее называют Артемидой, — очень близка по своему замыслу к гекатейону из Венеции. Иератическое божество, причастное к круговратному движению солнца, судя по солярным знакам на шее, воплощает гармонию и согласие в бытии космоса; на ее платье изображен танец-хоровод. Видимый ход движения солнца отсчитывает ритм движения танцовщиц. Эта гармония имеет музыкальную природу, и в Греции несколько более позднего времени Пифагором будет создан образ космоса как большого музыкального инструмента, издающего гармонические звуки.

Статуя ГекатыТа же идея сохранялась и в поздних античных памятниках, как, например, в румынском гекатейоне II в. из Сибиу (илл. 2). Необычно большой размер (1,20 м высотой), пластически развитый и торжественный облик богини говорят о том, что она теперь не только страж пространства, владыка трех миров — земли, небес и преисподней, воплощение трех фаз луны, какой Геката стала считаться в Риме, но и в своем роде космократор. «Мощная среди богов, и в Эребе и в небе владыка», — сказал о ней Вергилий . О функции космократора свидетельствовала уже греческая система гекатейона с хороводом, в которой объединились понятия пространства и времени. Этот космократор — хтоническое по природе божество, и потому от него зависело постоянное возрождение жизни. В структуру позднего гекатейона из Сибиу уже включен и образ человека. Он здесь не имперсональный зритель, стоящий вне, а как бы включенный в огромное тело мира, в пространстве которого начинается и завершается пространство его собственной жизни. На одеянии одной из трех Гекат, эпендите, помещено многофигурное изображение, повествующее о жизни человека, и именно женщины, с которой образ Гекаты был тесно связан изначально. Жизнь женщины показана в ее главных моментах: рождение, посвящение в мистерии Гекаты, исполнение ритуальных действ в честь богини, смерть. Рождение и смерть, как начало и конец человеческой жизни, приравнены к всеобщему вечному танцу природы; он помещен в самом низу композиции и логически завершает рассказ. Хоровод танцующих совершается в честь Аполлона и Артемиды, фигуры которых открывают и завершают изображения фризов. В образах этих богов слились пространство и время природы, гармония космоса и движение человеческой жизни. В этом контексте жизнь женщины дает нечто вроде модели счастливой судьбы (как показывает присутствие Тюхе и ее мужского паредра), потому что благодаря мистериальной связи с божеством человек получает возможность жить в ритме с природой. В рассмотренных памятниках, охватывающих почти тысячелетний период, заметно единство структуры, художественной системы, идеи охраны порядка космоса от разрушительных сил смерти. Причем можно констатировать не только ближайшее сходство иконографии, но и единство отразившейся в ней мировоззренческой системы. Процесс развития заключается в основном в разворачивании первоначально свернутого образа. Конечно, это развитие очень многопланово и отражает, в итоге, весь путь развития античного общества и его сознания. Но все же нельзя не отметить и определенной замкнутости его многовекового цикла. На позднем этапе, представленном гекатейоном из Сибиу, вся система памятника доведена до такой пластической дифференцированности, что на этом пути уже не могла развиваться далее. Памятник все более «персонализируется», и в гекатейоне из Сибиу рассказ о жизни женщины стремится выйти из рамок картины вечно сущей природы, в которую он включен. Четырем фризам «биографии» противостоит образ Аполлона-Гелиоса — воплощенного акме бытия, у которого никогда не наступит закат.

 

Текущая луна

Весах
Луна в Весах
26 -й градус
Растущая луна
Растущая луна
2 -й день

Поиск