Происхождение и культ темной богини.

культ Гекаты

Почитание Темной Богини – это частный, хотя и весьма распространенный метод познания Тьмы вообще.

Владычица Тьмы повторяет общий путь Темного божества – необъятное владычество в начале времен, сражение с демиургом и временное поражение, последующий реванш Тьмы в конце времен.

Единого мифа, отражающего «жизненный путь» Темной Богини нет ни в какой мифологии. Тем не менее, то, что подобный образ существует у всех народов мира дает право выявлять общие черты и закономерности.

Разные мифы и мифологические персонажи могут отражать только один или несколько ипостасей Владычицы Тьмы. Преемственность между ними выводится на основании чистой логики, а также общей концепции языческой картины мира.

Мать-Дракон и рождение Вселенной

Самым древним и, пожалуй, «химически чистым» примером являются мифы о первичном Хаосе воплощенном в образе Праматери ( или, если угодно, Первоматерии) , зачастую чудовищного облика. Самый известный образ – шумеро-вавилонская Тиамат, могущественная богиня в обличье дракона с челюстями крокодила, львиными клыками, крыльями летучей мыши, лапами ящерицы, орлиными когтями, питоньим телом и воловьими рогами. Другой пример – ацтекская богиня Тлальтекультли, также имеющая облик огромного дракона или крокодила. В других мифах облик первоматери не упоминается, но о ее хтонической, темной природе можно догадаться по порожденным ею существам. Такова греческая Гея, богиня земли. Ее чрево рождает чудовищ- титанов, циклопов, сторуких великанов-гекатонхейров. Ею же был порожден и Тифон- стоглавый дракон, противник Зевса. Что характерно: великанов Гея рождает от бога неба Урана, а Тифона- от Тартара, мрачной бездны возникшей из первородного Хаоса. Несмотря на столь противоположных отцов результат, получается примерно схожим – разница лишь в степени разрушительности.

Другое женское божество возникшее из первоначального Хаоса и в общем-то воплощающее основные его черты – Никта «Ночь». В орфических гимнах, которые как считается, воспроизводят самые древние пласты греческой мифологии Ночь прямо называется прародительницей Вселенной.

Вначале Никта Эвринома, Богиня всего сущего, восстала обнаженной из Хаоса и обнаружила, что Ей не на что ступить и опереться. Поэтому Она расчленила Хаос и отделила три части: Широкогрудую Гею, всеобщее безопасное пристанище, равного Ей ширью звездного Урана, чтобы он точно покрыл Ее всюду, и шумного Понта, омывающего со всех сторон Гею.

Греческий миф находит свои параллели и в скандинавской «Младшей Эдде». Здесь, правда порядок немного изменен – не изначальная Тьма рождает хтонических великанов, а наоборот – одно из этих чудовищных порождений первичного Хаоса, порождает дочь « от рождения сумрачную и мрачную», которая и получила имя Ночи. Впрочем, кто кого породил, не имеет значения, поскольку все происходит, в контексте «мира до творения». И греческая и скандинавская мифология сходятся на том, что свет и день родились именно от Мрака и Ночи ( от брака скандинавской Ночи с одним из великанов происходит еще и земля).

Кроме дня греческая Никта порождает и целый сонм менее благостных божеств: Танатоса (смерть), Гипноса (сон с тяжелыми видениями), Эриду (раздор), Ату (обман), Кер (уничтожение), Немесиду (месть), Мома (злословие и насмешка). Ночь также порождает Мойр (божеств судьбы)- силы, скрывающие в себе тайну жизни и смерти, вызывающие дисгармоничность в бытии мира. Впрочем, и у скандинавов богини судьбы- Норны, появляются именно по ночам.

Ночь была в доме,

Норны явились

Судьбу предрекать

властителю юному.

(Старшая Эдда).

Иными словами Рок или Судьба, перед велениями которой бессильны и сами боги, оказывается порождением изначальной Тьмы. Своеобразное предупреждение белосветным богам – чтобы не забывали, что на самом деле лежит в основе мироздания.

Несмотря на то, что Темная Богиня, рождает космос, она, в конце концов, оказывается враждебной ему. Ее порождения несут в себе явный отпечаток изначального Хаоса, то, как она их творит, несет в себе все тот же след неустроенности, случайности, «творческого поиска», вынуждающий Богиню порождать все новых и новых чудовищ. Это идет вразрез с требованиями нового поколения богов, которым нужен полностью обустроенный, предсказуемый мир.

Темная Богиня, Мать-Дракон оказывается врагом демиурга – практически всегда мужского бога. Свой порядок он утверждает именно за счет победы над Богиней Хаоса или на худой конец, над ее хтоническим потомством. Чтобы уничтожить молодых богов Тиамат порождает своих чудовищ: людей-скорпионов, демонических львов, кентавров, гигантских змей и драконов. Но бог Мардук убивает богиню и из ее тела создает мир, знаменуя тем самым временное торжество космоса над Хаосом. Эта же победа дает ему право на титул царя богов. Бог Уран- воплощение неба, заточает во мраке своих детей-великанов, греческий громовержец Зевс побеждает Тифона, тогда как все остальные боги в страхе бегут от детища Геи и Тартара. Тем самым происходит окончательное возвеличивание Зевса как бога над богами, а также заканчиваются все попытки Геи оспорить власть олимпийцев.

В ацтекской мифологии богиню-каймана Тлальтекультли разрывают на две части боги Тецкатлипока и Кетцалькоатль. Из двух половинок чудовища Хаоса создают небо и землю. Впрочем здесь все происходит не столь радикально, как в случае с Тиамат- Тлальтекультли даже после столь болезненной операции не просто продолжает жить, но и пользуется большим почитанием. Ей в жертву приносят человеческие сердца и кровь, как своеобразную компенсацию за произведенную экзекуцию. Причины такого «либерального» отношения, возможно, следует искать в том, что и сами боги-демиурги имеют ярко выраженные хтонические черты, сближающие их с божеством Хаоса. Да и сам акт расчленения они совершают в обличье двух змей. Можно сказать, что конфликт между Хаосом и порядком в ацтекской мифологии был решен чуть ли не полюбовно.

Но подобные мифологические повороты редки. Чаще всего окончательное становление космоса происходит за счет решительной победы над Хаосом и воплощающей его Темной Богине. В мире устанавливается порядок, в котором власть мужского божества-властителя четко увязывается с представлениями о незыблемости созданной им Вселенной.

Царица Преисподней

Разумеется, образ Всеобщей Матери не исчезает и из сотворенного космоса. Однако тут женское начало играет уже принципиально иную роль – оно порождает заведомо заданных тем или иным демиургом стандартных существ. Речь идет уже не о творении, а о простом воспроизводстве. Распространяются культы богинь плодородия,- толстых женщин с массивными бедрами и огромными грудями. Частным и наиболее характерным примером является образ Таурт – египетской богини – покровительницы беременных женщин и детей. Изображалась в виде стоящей беременной самки гиппопотама с женскими руками и грудью. Что характерно – она же считалась и защитницей от злых духов.

Силы Тьмы в этом мире загнаны в глубокое «подполье». Чудовища Хаоса после поражения их главного лидера, расползаются по самым дальним уголкам сотворенного мира, в пассивном ожидании какого-нибудь Зигфрида или Геракла, жаждущего совершить очередной подвиг. Единственное место, где Темные боги, демоны и всевозможные монстры чувствуют себя относительно комфортно – Подземный мир, царство Смерти. Там мы видим и новое воплощение Темной Богини, выступающей в роли Владычицы Преисподней.

Своеобразный переход от богини- прародительницы всего живого к владычице царства мертвых мы наблюдаем в японской мифологии. Там богиня Идзнами порождает на свет Японские острова и самых разнообразных божеств: земли и воды, ветра и туманов, гор и ущелий. Но, когда рождался бог огня, Идзанами оказалась так обожжена, что вскоре скончалась в страданиях. Тем не менее до самой смерти она продолжает рожать новых божеств – все тот же принцип безудержного воспроизводства, рождения форм из Хаоса. Безутешный вдовец, бог Идзанаки мечом отсек голову огненному сыну, из крови которого, так же как из слез его отца, появились новые боги.

Отправившись за супругой в подземное царство, Идзанаки достиг замка, где она скрывалась. На его просьбу вернуться в верхний мир, она ответила, что уже вкусила пищи мертвых. Однако Идзанаки врывается в ее замок и при свете факела видит, что его супруга превратилась в полусгнивший труп, в котором копошатся черви. Она позвала его к себе, но Идзанаки в ужасе бросился вон.

Разгневанная Идзанами послала ему вдогонку толпу злобных духов-ведьм, а потом и сама погналась, возглавив порожденных ею демонов. В конце концов Идзанаки выбрался в верхний мир (после дополнительных испытаний), загородив вход в него огромным камнем. Идзанами поклялась убивать ежедневно тысячу живых существ. В ответ Идзанаки пообещал, что ежедневно на свет будет появляться полторы тысячи существ, на этом отношения между супругами были окончательно разорваны.

Подобные сюжеты при желании можно найти и в других мифах, но здесь эта задача на ставится. Главное прослежена преемственность- богиня, породившая остальных богов и демонов, изгнана в подземный мир, который огораживается от мира живых прочной стеной.

Во многих мифах, впрочем, владыка подземного царства, предстает мужским богом. Однако у него же, как правило, возникает и супруга, такая же властительница мертвых, как и он. Зачастую это замужество не добровольное – на подземный мир распространяются мифологические представления о патриархальном устройстве мироздания. Так греческая богиня Персефона первоначально была вполне земной богиней. В царство мертвых ее насильно уносит бог Аид. Причем полностью богиней подземного царства она так и стала- каждую весну Аид отпускает ее на землю.

Однако в вавилонской мифологии видим уже немного другую картину- в сторону увеличения влияния хозяйки Страны-без-Возврата. Богиня Эрешкигаль не только предстает самостоятельной владычицей царства мертвых- она еще и угрожает небесным богам, что если они не пошлют ей гостя из своего круга она выпустит на землю орды мертвецов которые будут пожирать живых. Чтобы не допустить этого бог неба Ану посылает в Страну-Без-Возврата одного из богов- Нергала, который садится за стол с богиней. Потом он уходит, но с условием, что обязательно вернется. Правда и здесь без не обходится без применения силы:

Вступил он во двор ее просторный.

К ней подошел и засмеялся.

Он схватил ее за ее косы.

Он стащил ее с ее престола,

Он схватил ее за длинные кудри,

Ибо любовь была в его сердце.

(Эпическая поэма о Нергале и Эрешкигаль)

Однако подобное насилие над богиней смерти оказывается ловушкой- теперь уже сам бог вечно обречен пребывать в преисподней. Происходит своего рода реванш Тьмы, извечно женским оружием:

Брат и сестра обнялися оба

Со страстью взошли они на ложе.

Один и другой день возлежат они вместе,

—царица Эрешкигаль и Эрра.

Третий день возлежат они вместе,

— царица Эрешкигаль и Эрра…

…Когда же настал день седьмой,

Ану уста открыл и молвит,

Так говорит послу своему Гаге:

«Гага, тебя я направлю к Стране без Возврата,

К дому Эрешкигаль, жилищу Иркаллы.

Так скажешь: „Бог, что к тебе посылал я,

С тобою отныне да пребудет навеки!

- Отныне нет ему доли в мире верхнем.

Отныне доля его — в мире нижнем!»

(Эпическая поэма о Нергале и Эрешкигаль)

Стоит отметить, что семь – число главных богов в вавилонской мифологии, поэтому все семь дней Эрра, он же Нергал, находится под защитой небесных сил. Но, увлекшись ласками подземной богини, превышает свой предел защиты и в итоге оказывается в преисподней.

От мифа к мифу мы видим, как Темная Богиня исподволь готовит свое возвращение, постепенно накапливая силы. Логическим этапом становятся представления о богине- единовластной владычице Царства Мертвых.

В скандинавской мифологии мы уже находим такую богиню- это Хель, ужасная великанша, половина тела которой была живой, а вторая половина – сгнившим трупом. Хель – дочь бога Локи, которая как двое других его порождений- волк Фенрир и змей Йормунганд, враждебны богам. Хель таится в Преисподней, где собирает мертвецов, которые в Последней Битве выйдут наружу, чтобы сразится с войском богов. То есть она хоть и не сразу, но выполнит угрозу, которой только пугала вавилонская Эрешкигаль. И это- еще одно свидетельство все возрастающей роли Темной Богини, которую уже не сдерживает никакой супруг.

Хель делает еще один шаг на пути Темной Богини к своему окончательному реваншу- начинает выходить из преисподней. Ведь именно она изначально считалась богиней, возглавляющей легендарную Дикую Охоту- свору призраков, адских псов и прочей нечисти мчащейся по небу в ненастные ночи. Встреча с этой охотой сулит несчастья и смерть, каждому к ней встретится. Есть мифы и о том, что Один подчиняет себе Богиню Смерти, которую символизирует Ночная или Белая Кобыла. Белый цвет не несет никакого положительного оттенка – это цвет полной луны, савана, голого черепа. «Ночная кобыла»- в английском языке синоним слова «Ночной кошмар». Один, мужское божество, догоняет ночную кобылу и пленяет ее, что отражено в одной из народных песен в средневековой Скандинавии.

«Величественный человек мчался в ночи,

Без меча, коня и света,

Он искал ночную кобылу,

И нашел ее

И заставил молить о пощаде

И поклясться больше никогда

Не носится по ночам там,

Где бывает он сам,

Этот величественный человек.

На первый взгляд этот миф идентичен тем, в которых демиург укрощает Богиню Хаоса. Однако другие предания показывают, что здесь все немного хитрее. Во-первых, Один сам уподобляется Хель, возглавив призрачную охоту. Недаром одно из его хейти ( божественных псевдонимов) Слепо-Хель, Смерть-без-Разбора. В некоторых областях Германии представления о двух охотящихся божествах настолько переплетаются, что возникает Дикая Охотница под именем Фрау Воде- как известно у континентальных германцев Один прозывался Воданом. А во-вторых сама полудемоническая, колдовская природа Водана, предопределяет, что его торжество не будет вечным – Хель заберет его любимого сына Бальдра. Это станет уже прелюдией перед Рагнареком, когда Хель все-таки выведет из своего царства легионы мертвецов.

Честного не жди слова,

Я тебя предам снова,

Не ходи, не гляди, не жди –

Я не твоя отныне.

(Группа «Мельница»)

Воительница, блудница, колдунья От образа Хель, полновластной владычицы Царства Мертвых и Дикой Охотницы всего один шаг до других женских богинь. Прекрасных и ужасающих воплощений неистовой кровавой сечи, могущественной магии и разнузданных оргий. Темной Богине становится тесно в Преисподней и она вырывается в мир созданный демиургом, чтобы нести в него хаос и разрушение.

Одна из таких богинь – кельтская Морриган. В ирландском оригинале её имя звучит как “mor rigain”, что означает “великая королева”. Кельты почитали эту Богиню под разными именами, подчеркивающими Ее грозное значение: Бадб (ворон), Немайн (безумие), Маха (значение имени не известно). Чаще всего она принимала облик вороны- птицы издавно связанной с темными, хтоническими силами. Именно в таком виде она уселась на плечо героя Кухулина, когда тот погиб в бою против армии королевы Медб (королевы Коннахта, яростной женщины-воительницы- еще одной возможной персонификации Темной Богини).

Морриган была также Богиней-Покровительницей сексуальной магии, используемой, очевидно, как средство воинской инициации. Так, Дагда, персонаж, обладающий характеристиками бога-отца, вступает с Морриган в сексо-магическую связь перед битвой при Мойтуре.

Имя Морриган восходит к общему индоевропейскому корню “мар\мор”, связанное со смертью (мором). Отсюда происходит и имя славянской богини Морены,- еще одной Темной Госпожи, которой тесно в преисподней. Мара предстает в разных обличьях: это и Яга – безобразная старуха-людоедка, схожая с Хель. Тем не менее образ Марены этим не ограничивается- она предстает и в облике высокой женщины или, напротив, сгорбленной старухи, но с длинными распущенными волосами. Иногда – красивая девушка в белом, иногда косматая женщина, одетая в черное и рвань. Тем не менее, Мара в русских поверьях не столько ночной кошмар, сколько воплощенная судьба, ведающая перемены в судьбах обитателей дома. Иными словами Марена- божество сочетающее в себе черты сразу нескольких мифологических образов, по сути являющимися проекцией одной и той же сущности – богини судьбы, владычицы подземного мира и богини войны ( павшие на поле боя нередко назывались «сужеными Мары», а баба-Яга представлялась в роли воинственной всадницы-богатырки).

Постепенно хтоническое неистовство богинь смерти переходит и на положительных «белосветных» богинь. Самый яркий пример здесь богиня Астарта – изначально богиня любви и плодородия, со временем превращается в сексуально-агрессивную воительницу. Изображается она в виде обнаженной женщины, объятой пламенем (одетой в пламя), ее атрибуты как богини войны – колчан, лук, стрелы, огонь (пламя). Нередко она изображается стоящей на леопарде – аллегория, означающая войну, мужество, власть. В Египте Астарта считалась женой «злого» бога Сета, отождествленного с Ваалом. Черты владычицы смерти, войны и колдовства стали принимать и иные, первоначально «добрые» богини – Иштар, Исида.

Однако самым ярким примером Темной Богини вырвавшейся из «подполья» является Геката – богиня луны, ночи и колдовства. Несмотря на то, что ее дом в Аиде, она может оттуда выходить когда захочет и никто из богов ей в этом не указ.

Был ей и звездным Ураном почетный удел предоставлен,

Более всех почитают ее и бессмертные боги.

Ибо и ныне, когда кто-нибудь из людей земнородных,

Жертвы свои принося по закону, о милости молит,

То призывает Гекату: большую он честь получает

Очень легко, раз молитва его принята благосклонно.

Шлет и богатство богиня ему: велика ее сила.

Долю имеет Геката во всяком почетном уделе

Тех, кто от Геи-Земли родился и от Неба-Урана.

(Теогония. Гесиод)

Ее родителями почитались титаны Перс и Астерия – воплощения изначальных, доолимпийских хтонических сил. Чаще ее изображали с факелом в руке. Статуи Гекаты ставились на перекрестках, чтобы охранять от зла. В то же время именно ее винили в безумии и появлении призраков. Еще позднее Геката становится покровительницей колдовства и прародительницей всех волшебниц. Она несла ответственность за постигающее людей безумие, помешательство или одержимость какой-либо идеей. Геката считалась матерью Эмпузы – чудовища, принимающего по ночам облик чудной девы, увлекающей путников или страшного призрака. Лицо Эмпузы пылает жаром, а одна нога – медная. Дочерью Гекаты полагали и другое чудовище – Сциллу (Скиллу). Считалось, что Геката бродит ночью по дорогам со свитой собак, душами умерших и прочей нечистью. Здесь мы видим проекцию все той же Дикой Охоты, возглавляет которую в греческой мифологии Темная Богиня.

Геката помогает и на войне:

Если на мужегубительный бой снаряжаются люди,

Рядом становится с теми Геката, кому пожелает
Дать благосклонно победу и славою имя украсить.

Конец и снова начало

В образе Гекаты мы видим почти полную «реабилитацию» Темной Богини. Однако она все еще действует в рамках мира созданного демиургом, хотя и его первоначальное совершенство оказывается непоправимо нарушенным. Завершающим аккордом реванша Владычицы Тьмы может стать только разрушение Вселенной. Единственным образом, наиболее адекватно отражающим этот аспект Темной Богини, является Кали.

Как известно, Кали – индийская богиня смерти и ужаса, супруга разрушителя Шивы. Внешний вид ее почти всегда устрашающий: смуглая или черная, с длинными всклокоченными волосами. На ней ожерелье из черепов и серьги из трупов. Язык высунут, у нее длинные острые клыки. Она забрызгана кровью и напивается допьяна кровью своих жертв. В ее облике в концентрированном виде отражаются все характерные черты Темных Богинь различных мифологий: чудовищность облика и могильная эстетика, воинственность и неудержимая сексуальность. Имена Кали: Шри Уграпрабха (Излучающая ярость), Шри Нарамандали (Одетая в гирлянду из черепов), Шри Кродхини (Космический гнев).

Кали и по символике и по «роду занятий» мало чем отличается от своего супруга Шивы: также свирепого разрушителя, с ожерельем из черепов и с всевозможными жуткими именами. Но во-первых нас тут интересует исключительно женский аспект темного начала, что не исключает параллельного почитания Тьмы и в других ее аспектах. Во-вторых супружеские отношения между Шивой и Кали строятся явно на других основах нежели у Аида и Персефоны или Нергала и Эрешкигаль. Кали является Шакти, «творческой энергией» бога Шивы. «Шива без Шакти есть труп» классическое изречение в тантризме, Пути Левой Руки в индуизме. Недаром на многих своих изображениях Кали изображается обнаженной или лишь в одном поясе, стоящей на теле Шивы и опирающейся одной ногой на его ногу, а другой – на его грудь.

Кали, богиня-воительница созданная остальными богами для борьбы с демоном-быком Махишасурой. Все остальные боги, бессильные перед демоном, наперебой вручают Кали свое оружие- и сам Шива выступает здесь всего лишь в роли оруженосца, вручающего трезубец своей свирепой супруге.

Борьба с демонами, на первый взгляд, противоречит образу предводительницы демонов и прочих сил разрушения. Но не стоит забывать, что речь идет об индийской мифологии, в которой все часто поставлено с ног на голову. Здесь демоны добиваются великой силы путем аскезы и отречения от всех земных благ, змей Вритра оказывается брахманом, а благие боги выглядят и поступают так, как не делают и самые злобные демоны. И недаром, согласно символическому толкованию текста “Деви Махатмья” (”Сказание о величии Богини”), Махишасура гибнет в результате сексуального контакта с Кали. Тревожный аспект этого сюжета подчеркивается мистической идентичностью демона с самим Шивой.

Вообще кладбищенски-эротическая символика встречается в иконографии Кали и Шивы на каждом шагу. Одно из самых драматических изображений показывает её сидящей на корточках у тела мёртвого Шивы, поглощающей его пенис своим влагалищем, в то время как ртом поедает его кишечник. Эту сцену надо воспринимать не буквально, а духовно. Считается, что Кали принимает во влагалище семя Шивы, чтобы вновь зачать его в своей вечной утробе. Точно так же она пожирает и уничтожает всё живое вокруг себя, чтобы всё создать заново.

Кали вместе с Шивой играет одну из центральных ролей в наступлении так называемой «Ночи Брахмы» происходящей в конце каждой смены «Суток Брахмы» или кальпы- своеобразного эона индуисткой мифологии, длящегося 4.320 миллиардов лет. В конце кальпы Шива-Разрушитель свершает космический танец – тандаву, в ходе которого уничтожается старый мир. Затем Кали окутывает мир Тьмой, содействуя его окончательному уничтожению, и в этой своей функции зовётся Каларатри. Каларатри – Ночь Вечности, когда нет богов, нет людей, и самого мира нет, когда: “в непроглядной тьме слышен только вой шакала“. Это космическая Полночь.

Подобное, но несравненно более масштабное уничтожение мира( махапралайя) происходит в конце Жизни Брахмы, которая длится 311 триллионов 40 миллиардов лет. После этого на такой же срок воцаряется Хаос, который заканчивается с рождением нового Брахмы и новой Вселенной.

Индийский мистик Шри Рамакришна, почитатель Кали, так говорит о Темной Богине.

«Когда не было не солнца, ни планет, ни луны, ни земли, и когда Тьма окутывала Тьму, тогда Маха-Кали, мать всего существовала вместе с Абсолютом…После разрушения Вселенной Божественная Мать, воплощение Закона, собирает семена для нового творения».

Итак, круг замкнулся! Великая Темная Богиня уничтожает мир, возвращая его и себя к состоянию первоначального Хаоса. И она же готовит мир к его очередному возрождению, вновь и вновь напоминая всем, что свет явление временное и эфемерное, а истинной вечностью была и пребудет лишь Изначальная Тьма!

Авторство принадлежит - Iss

 

Текущая луна

Тельце
Луна в Тельце
29 -й градус
Новолуние
Новолуние
28 -й день

Поиск